ООО «Спецторг Плюс»: для фронта и тыла
Ярославская перевалочная нефтебаза (ныне ООО «Спецторг Плюс») - одно из старейших предприятий региона. Она сыграла огромную роль
в годы Великой Отечественной войны
Ярославская перевалочная нефтебаза в числе своих основателей числит знаменитых братьев Нобель, еще в XIX веке создавших первую российскую вертикально-интегрированную нефтяную компанию «Товарищество нефтяного производства братьев Нобель».

Поскольку транспортировка нефтепродуктов во многом шла по Волге, Нобели построили в Ярославле и Рыбинске мощные перевалочные нефтебазы. А еще - судоверфь (Людвиг Нобель был первым конструктором наливных цистерн и танкеров, а затем построил танкерный флот), механический и шпалопропиточный заводы, речное училище. Даже Дмитрий Иванович Менделеев работал на нашем Константиновском НПЗ именно потому, что его пригласил туда Людвиг Нобель. Он же основал первые в России профсоюзы, корпоративные лечебницы и поселки из коттеджей для работников, ремесленные училища…

Впрочем, на территории сегодняшней нефтебазы работали и другие промышленники. Так, первый резервуар был построен в 1897 году предпринимателем Сахеевым. А всего до революции здесь появились 71 резервуар общей емкостью 260 тысяч кубометров и 10 нефтеям общей емкостью 275 тысяч кубометров. Принадлежали они 16 обществам и отдельным лицам.

Разумеется, после революции все это стало государственным и было объединено в одно предприятие.

К началу Великой Отечественной войны на Ярославской нефтебазе закончилась реконструкция, в результате которой здесь был построен первый в СССР масляный барак по разливу масел, построена мощная трансформаторная подстанция, станция питьевого водопровода на артезианской скважине, отдельные сливо-наливные железнодорожные эстакады.

В годы войны Ярославская нефтебаза стала одной из основных баз по снабжению горюче-смазочными материалами боевой техники. Современный по тому времени технический потенциал, удобное географическое расположение нефтебазы обусловило ее особое место в обеспечении фронта необходимыми профильными материалами.

Коллектив нефтебазы работал круглосуточно, при любых погодных условиях и боевой ситуации, включая авианалеты на город, успешно выполнял все задания Государственного Комитета Обороны.

Труд этот был действительно не только тяжким, но и смертельно опасным. На ярославские предприятия (по сути, прифронтовые!) в буквальном смысле слова охотились немецкие бомбардировщики. Первый авиационный налет на Ярославль произошел 6 ноября 1941 года. Осенью 1941-го по личному приказу И.В. Сталина в Ярославль были направлены 4 авиационных полка противовоздушной обороны, пополнившие свои ряды в Ярославле из числа мобилизованных жителей. С 30 ноября 1941 года по 21апреля 1944 года в Ярославле базировался штаб Рыбинско-Ярославского дивизионного района ПВО. Защищали зенитчики и летчики-истребители и Ярославскую нефтебазу, которая соседствовала с двумя заводами, производившими оружие, - судостроительным и тормозным (ныне - Ярославский радиозавод).

Что касается трудовых подвигов, то ветераны-нефтяники вспоминают такой факт: когда для возросших объемов перевалки стало не хватать существовавших емкостей, работники в кратчайшие сроки и практически вручную вырыли резервуары, рассчитанные на открытое хранение 45 тысяч тонн нефти!

Официальный документ так говорит о кадрах: «Несмотря на уход в ряды Красной армии большинства работников как нефтебаз, так и управления, уходящие заменены новыми работниками, главным образом женщинами, которые после соответствующей подготовки освоили работу и хорошо с ней управляются».

Насколько суровыми были те времена, можно судить по приказу начальника Главного управления по снабжению народного хозяйства нефтепродуктами при Совнаркоме СССР Широкова от 12 октября 1942 года:

«Установить, что во время войны все рабочие, служащие и инженерно-технические работники мужского и женского пола, работающие на нефтебазах Главного управления по снабжению народного хозяйства нефтепродуктами при Совнаркоме СССР, переводятся на положение мобилизованных и закрепляются за теми нефтебазами, на которых они работают.

Рабочие, служащие и инженерно-технические работники нефтебаз могут быть мобилизованы в Красную армию только по специальному решению ГКО (Государственного Комитета Обороны)».

Интересно, что руководил работой Ярославской нефтебазы в годы войны уникальный человек - Михаил Иванович Воротников. Он родился в 1888 году в семье вологодского крестьянина, ставшего шкипером. В юности Воротников нанялся к братьям Нобель и проработал в одной отрасли до 80 лет, что называется, умер на рабочем месте! Наверное, показательно и то, что в ВКП(б) немолодой уже «воспитанник Нобелей» вступил в 1941 году.

В январе 1943 года Михаил Иванович был награжден специальным значком «Отличник нефтеснабжения СССР» «за хорошую работу по бесперебойному обеспечению горючими и смазочными маслами Красной армии, промышленности и сельского хозяйства». То же самое можно было сказать и о коллективе Ярославской нефтебазы, входившей в состав Ярославского управления Нефтеснаба, которым руководил Воротников.

В марте 1944 года приказом Воротникова директором Ярославской нефтебазы был назначен Григорий Алексеевич Боров, который проработал в этой должности более 40 лет. Вспоминая военные годы, он говорил:

- Я, мои помощники, многие рабочие находились в ту пору на казарменном положении: дневали и ночевали на базе.

Но и после войны забот хватало. Ведь без нефтепродуктов города и села из руин не возродишь, промышленность и сельское хозяйство не поднимешь… Не было такого случая, чтобы коллектив базы не выполнил государственный план.

Действительно, и в мирные годы Ярославская нефтебаза постоянно числилась в передовых, здесь были впервые в СССР внедрены многие технические новшества, такие как установка КВАНТ для налива нефтепродуктов в железнодорожные цистерны или речная АСН-16 «Лебедь» (автоматизированная система налива нефтепродуктов).

Сегодняшний коллектив продолжает эти традиции.

Татьяна Викторовна Берсенева, инженер по промышленной безопасности 1 категории «Спецторг Плюс» (Ярославская перевалочная нефтебаза):
- На нефтебазу я пришла в 1980 году. Здесь работали мои родители - Крайнов Виктор Вячеславович и Крайнова Нина Ивановна. Отец был главным механиком, а мама - инспектором по качеству. В общем-то здесь они и познакомились - жили по соседству, в бараках поселка, построенного нефтебазой. Тут же, на Ярославской нефтебазе, во время войны работал главным бухгалтером мой дедушка. Он за труд тогда даже орден получил!

Отец родился в 1925 году, прошел фронт, был инвалидом войны. Служил он в инженерных войсках, которые в том числе обеспечивали форсирование водных преград - они наводили переправы через реки. Отец рассказывал, что, перед тем как попасть на фронт в 1943-м, он обучался на специальных курсах в Загорске. Был сильно ранен в руку и в конечном итоге попал в госпиталь в Ярославль. Даже родственники об этом не знали, хотя сам он родом из-под Ярославля. Затем отец окончил техникум, работал на нашей нефтебазе, потом участвовал в строительстве Ново-Ярославского нефтеперерабатывающего завода (это ведь была в полном смысле слова всесоюзная стройка!), после чего вновь вернулся на нефтебазу.

В общем, у нас - трудовая династия: всей семьей мы проработали на предприятии примерно 200 лет! Мой собственный стаж уже более 40 лет.

Владимир Васильевич Серков, пенсионер:
- Наша семья оказалась в Ярославле после того, как была затоплена Молога. Жили мы на берегу Волги, по которой из затапливаемых районов плотами и перегоняли разобранные срубы домов. Я родился в 1941 году, и сам войны, конечно, не помню. Помню только, как вернулся с фронта отец, Серков Василий Михайлович. Тогда мы со старшей сестрой залезли под стол и играли там его медалями, часами и привезенными гостинцами. Из рассказов отца особенно запомнился один. Он был пулеметчиком, однажды на пару минут отошел с позиции, и как раз в этот момент туда прилетела немецкая мина. Вернувшись, он увидел своего смертельно раненого напарника по пулеметному расчету. Последнее, что тот сказал, лежа с разорванным животом: «Васька, забери мои сухари…»

После войны отец пришел на Ярославскую нефтебазу и всю оставшуюся жизнь работал здесь в охране. Сюда же в послевоенные годы пришла и мама Ульяна Ивановна Воробьева. Она была уборщицей в механическом цеху - помню, как мальчишкой помогал ей вывозить стружку от токарных станков. Мама тоже трудилась на нефтебазе до самой пенсии.

Я и сам после школы успел поработать на этом предприятии учеником слесаря. А живу и сейчас в поселке нефтебазы - в девятиэтажке, квартиру в которой дали родителям, когда наш прежний дом пошел под снос.

Константин Евгеньевич Киселев, заместитель начальника пожарной команды ООО «Спецторг Плюс» (Ярославская перевалочная нефтебаза):
- Про военные годы я знаю из рассказов своей мамы. Тогда ее семья переехала в Ярославль из Вологодской области, маме было 14 лет. Школьники вступали в пожарную дружину нефтебазы, дежурили на крышах города, тушили зажигательные бомбы, которые сбрасывали немецкие самолеты. Падали и фугасные бомбы - был даже такой случай, когда маме осколком срезало волосы. Бабушка рассказывала: «Пришла дочка с дежурства домой, а я ее спрашиваю: где же твоя коса? - Нет больше косы! Да и то, слава Богу, обошлось, волосы-то отрастут!»

Насколько я знаю, нефтебазу немцам разбомбить не удалось. Их бомбардировщики сюда не долетали - очень здорово работали наши зенитчики и летчики-истребители.

Позже мама окончила училище в Саратове, работала на Ярославской нефтебазе бухгалтером. Отец тоже какое-то время трудился здесь.

Обе мои бабушки во время войны трудились на трудовом фронте - рыли окопы. При этом они и работали на Ярославской нефтебазе. Марфа Александровна (бабушка по маме) была кочегаром в клубе, а Варвара Дмитриевна (бабушка по отцу) занималась отоплением поселка нефтебазы. Конечно, трудно им приходилось - и работа тяжелая, и голодно. Это сейчас у нас на предприятии большинство процессов автоматизированы, а тогда все делалось вручную. К примеру, мазут в бочки тогда заливали совковыми лопатами, особенно тяжело было зимой, когда мазут замерзал.

Было даже такое, что мама заболела тифом и без сознания попала в больницу. Родственникам медики сказали, что она умерла, но, к счастью, мама выжила.

Мой дед, муж бабушки Марфы, тоже работал на Ярославской нефтебазе бойцом пожарной команды. Он был коммунистом и в 1941-м ушел добровольцем на фронт, а в 1942-м погиб под Смоленском. Их старший сын, мой дядя Андрей, окончил военное училище, стал офицером-артиллеристом. И в то же время погиб там же - под Смоленском. У нас и сейчас хранятся «похоронки». Ну а бабушка Марфа дожила до 75 лет и всегда трудилась. Когда уже ушла из котельной, была сторожем.

В День Победы мы по традиции собираемся большой семьей - вместе с моей сестрой, которая тоже работала на Ярославской нефтебазе, в лаборатории. Вспоминаем своих близких.

«Книга Почета»
С 1945 года на предприятиях стали учреждаться «КНИГИ ПОЧЕТА» участников социалистического соревнования, в которые вносились имена и фотографии лучших работников. Были такие книги и на Ярославской перевалочной нефтебазе.

30 апреля 1955 г. в «КНИГУ ПОЧЕТА» вписали имя приемосдатчика цеха №3 Агриппины Васильевны Резановой. Она родилась в 1905 г., а на нефтебазе работала с июля 1934-го.

Выдержав на нефтебазе все тяготы и лишения военного времени, свой новый подвиг Агриппина Васильевна совершила в мирном 1956 году. Публикация на первой полосе областной газеты «Северный рабочий» так и называлась: «Подвиг на трудовом посту».

20 июня 1956 года грозовой разряд попал в открытый люк одной из налитых бензином железнодорожных цистерн. Из цистерны взвился столб пламени - это вспыхнули пары бензина. Загорелся резиновый шланг, спущенный в цистерну. Если бы раздался взрыв, на воздух могли взлететь и другие резервуары…

Как было сказано в приказе начальника Главнефтесбыта Министерства нефтяной промышленности СССР, «Пожар был быстро ликвидирован благодаря смелости и находчивости, проявленным приемосдатчиком т. Резановой А.В., которая, рискуя жизнью, поднялась на цистерну, сбросила вниз горящий шланг и закрыла крышку колпака цистерны».

Потушить вылившийся на землю и тоже загоревшийся бензин помогли подоспевшие коллеги - рабочие слива-налива Е.Ф. Голубева, А.С. Фролова, А.М. Тищенко и боец военизированной охраны А.А. Кухарева.

Агриппине Васильевне начальник Главнефтесбыта объявил благодарность, ей и ее коллегам выдали денежные премии - в размере месячного и двухнедельных окладов. А «Северный край» рассказал всем ярославцам:

«К утру вся нефтебаза знала о мужественном поступке приемосдатчицы Агриппины Васильевны…

- Ведь уж не девчонка, чтобы так бегать, - замечают рабочие, - а за целую пожарную команду сумела управиться. И ведь самое главное, не оробела.

Агриппина Васильевна стоит тут же. Худощавая, небольшого роста, в простом сатиновом платье, она, улыбнувшись на реплику, отвечает:

- Тогда не было времени пугаться, спасать народное добро нужно было.

От улыбки лицо ее помолодело, а в голубых глазах вспыхнули задорные искорки».
Made on
Tilda