Овчинка должна стоить выделки
Романовские овцы - узнаваемый, стратегически важный бренд Тутаевского района - сейчас переживают не самые плохие времена на Ярославской земле
После очень серьезного сокращения в качестве объектов племенного животноводства, а такая картина наблюдалась еще несколько лет назад, настоящие романовские овечки сегодня вновь мирно пасутся и размножаются в наших краях, распространяя свою породу как минимум в пределах России.

Петровская инициатива и солдатское счастье

Когда первый российский император Петр в 1716 году распорядился вывести новую породу овец и организовать производство близ города Романова, он преследовал вполне определенные цели. А именно - обеспечить русскую армию, и особенно флот, теплой и прочной одеждой, в которой ни шведская, ни сибирская зима не страшна. Затея отпрыска династии Романовых удалась: породу вывели, назвали именем городка, близ которого расположились первые племенные овчарни, и руно романовских овечек почти триста лет спасало от холода российский служивый люд и ямщиков. Из очень теплой, с длинным, густым пушковым волосом овчины красивого серебристого цвета шили полушубки, тулупы, летные куртки, шапки, рукавицы. О романовском тулупе даже поговорка сложилась: «Весу в нем четыре фунта, а жару - что от четырех печей». Хранят историю романовской овцы и в родном Тутаеве, бывшем Романов-Борисоглебске.

На обоих берегах Волги работают музеи знаменитой парнокопытной домашней скотины, которую и скотиной-то назвать неудобно. В городской библиотеке им. Слепушкина музей «Салон романовской кудряши» любовно укомплектован экспонатами, подаренными многочисленными посетителями. Здесь много детских поделок, старательно выполненных к конкурсам городского «овечьего» фестиваля. В муниципальном музейно-выставочном комплексе «Борисоглебская сторона» собрано все, что свидетельствует о традиционном быте романовских овчаров. Интересно представлена история местного производства - овчинно-меховой фабрики, которая до сих пор обшивает российских военных, полицейских, моряков, летчиков, а также нефтяников и газовиков. Большое впечатление на туристов обычно производит портрет «всесоюзного старосты» Михаила Калинина, закутанного в богатый романовский тулуп. Говорят, сталинский премьер-министр был так доволен шубой, что разрешил Ярославской овчинно-меховой фабрике носить свое имя. Она называлась в его честь вплоть до перестройки.

Отдельный стенд посвящен красивой истории, связанной с поэтом-фронтовиком Петром Зуйковым. Только плотный романовский полушубок спас красноармейца Зуйкова во время Великой Отечественной войны от смертельного пулевого ранения. Поэт-романтик, найдя в кармане спасительного обмундирования бумажку с номером контролера ОТК Ярославской овчинно-меховой фабрики, специально приехал в Тутаев, чтобы без промедления жениться на девушке-контролере. Однако свадьба не состоялась: девушка оказалась замужней дамой. А Зуйков, будучи настоящим поэтом, написал по этому поводу поэму «Ярославский талисман».

И все-таки возрождаем

Вот только XXI век чуть было не стал настоящим закатом славы романовской овечки, благо спасли инициативные фермеры и поддержка государства в их благом деле. По сравнению с животноводческим размахом брежневской эпохи, когда на тутаевских угодьях располагались опытные племенные хозяйства Михайловского института животноводства, овцеводство в новые времена в этих краях постепенно пришло в упадок. С приходом новых экономических реалий сошел на нет и традиционный промысел местных крестьян, когда новорожденных ягнят брали в совхозе на откорм, выращивали их до взрослого состояния и уже в упитанном виде продавали обратно. Конечно, сказываются и настроения тутаевской молодежи: заниматься столь нелегким и не сулящим скорой прибыли трудом никто особенно не стремится. Однако надежда на возрождение традиционного животноводческого промысла все-таки появилась.

Одним из первых фермеров, взявшимся - ни много ни мало - за работу по устройству настоящего племенного хозяйства по разведению романовской овцы, стал Мураз Айлазов, выходец из Армении. В начале второго десятилетия нашего века он начал воплощать в жизнь свою мечту на романовских землях, руководствуясь опытом своей семьи, своих предков. Его дед в Армении держал курдючных овец, в хозяйстве было несколько тысяч голов. С детства у Мураза остались навыки по уходу за ягнятами и взрослыми животными. Кроме того, у потомственного животновода уже был опыт работы на ферме крупного рогатого скота в Чебаково. В итоге молодой фермер вместе с помощниками построил овцеводческое хозяйство близ деревни Мартыново, закупил 98 племенных ярок и двух баранов-производителей. При поддержке областного департамента АПК и потребительского рынка получил 26 апреля 2016 года и официальный документ, подтверждающий высокий статус своей фермы, - ООО «Романовское» - как племенного репродуктора, соблюдая на протяжении нескольких лет все требования племенного учета. Для племенных животных важно все: экстерьер, осанка, цвет шерсти.

А что же за пределами романовских - тутаевских краев? Среди ярославских хозяйств, где серьезно занимаются разведением овец, можно назвать угличскую агрофирму «Авангард», основанную еще в 1951 году. Сегодня это одно из старейших и наиболее заслуженных племенных овцеводческих хозяйств, входящее в состав холдинга по производству органической сельхозпродукции «АгриВолга», где культивируют именно романовскую породу. Уже почти 70 лет специалистами хозяйства ведется кропотливая работа по сохранению и преумножению генофонда романовской овцы, благодаря которой ее общее поголовье в хозяйстве превышает 1200 голов и более 300 голов племенных ярок и баранов ежегодно продается. «Авангард» - постоянный участник и неоднократный победитель сельскохозяйственных и животноводческих выставок, член национальной ассоциации романовской породы овец (НАРП) и национального союза овцеводов. Продукция агрофирмы - это племенные ярки и бараны романовской породы, а также мясо, шерсть, шкуры.

Генофонд будет сохранен

Однако несколько лет назад в ярославских овцеводческих хозяйствах встала серьезная проблема: распространение среди поголовья мелкого рогатого скота так называемой «медленной инфекции» - заражение животных вирусом Висна-Маеди. К счастью, в настоящее время планомерная работа при поддержке областного правительства по снижению заболеваемости овец позволила стабилизировать ситуацию.

Выявить данную болезнь у овец крайне сложно, так как характерной ее особенностью является медленное развитие и скрытое течение с неизбежным летальным исходом. Источником заражения являются больные и инфицированные животные. Поэтому в ярославских овцеводческих хозяйствах были разработаны внутрихозяйственные планы ограничительных и оздоровительных мероприятий по ликвидации заболевания, согласованные с областным департаментом ветеринарии. В итоге с каждым годом, благодаря проводимым мероприятиям, сокращается количество животных, положительно реагирующих на пробы по данной инфекции.

- Наше хозяйство, как и ряд других в области, попало в затруднительное положение с этим заболеванием, - рассказал Мураз Айлазов. - В 2016 году у нас при исследованиях на Висна-Маеди было выявлено 83 вирус положительные головы, а в 2017-м - уже только 25 овец. Естественно, они подверглись вынужденному убою, чтобы сохранить здоровое поголовье. Сейчас областной департамент ветеринарии продолжает мониторинг поголовья в хозяйствах, в том числе в нашем, чтобы не допустить распространения инфекции. Зараженных животных в этом году в ООО «Романовское» не выявлено. В итоге на сегодняшний день численность романовских овец в нашем хозяйстве сохранена на уровне прошлого 2019 года - 7000 голов, а маточное поголовье даже увеличилось, составляет 235 голов.

Эпидемиологическая настороженность животноводов понятна: даже один выявленный случай вируса Висна-Маеди отменяет экспортную деятельность как минимум на три года. Поэтому за рубеж романовских овец из-под Тутаева пока не поставляют. Однако продают племенных животных в хозяйства разных регионов России, а около 30% продукции составляют мясо и шкуры.

Та самая, основанная братьями Тихомировыми в 1898 году Ярославская овчинно-меховая фабрика, расположенная в деревне Микляиха под Тутаевом, по сей день осуществляет полный цикл обработки овчины - от выделки шкур до пошива готовых изделий. Правда, среди обилия овечьих шкур, поставляемых сюда из Дагестана, Татарстана, с Поволжья и даже с Алтая, настоящих серебристых романовских по-прежнему немного.

- С фабрики у нас берут шкуры, предварительно засоленные нашими специалистами, но требования к качеству руна для пошива меховых изделий из овчины очень высокие, а закупочная цена за одну невыделанную шкуру до смешного мала - на уровне 50-60 рублей за целую, - рассказал Мураз Айлазов.

Потому и получается, что романовские овцы в наших краях пока в основном культивируются именно в качестве живого товара с уникальным генетическим потенциалом, а также идут на мясо. А романовское руно - то самое, ради которого выводили и разводили породу более 300 лет, пока еще остается классическим примером к поговорке «Стоит ли овчинка выделки?».
Made on
Tilda