Родная земля фермера Александра Пономарева
Фермеров-ветеранов, что в самом начале 90-х годов прошлого века взялись в Ярославской области за это нелегкое крестьянское дело и поныне тянут этот воз, по пальцам руки можно пересчитать. Максимум - хватит двух рук. А тогда в фермеры записались больше трехсот человек.
Один с курса
Одним из таких патриархов фермерского дела является 56-летний Александр Пономарев из деревни Пигалево Белосельского сельского поселения Пошехонского района. Когда он в 1991 году заканчивал Ярославский филиал Московской государственной сельскохозяйственной академии имени Тимирязева, то все его однокурсники собирались, рвались работать в хозяйства, а теперь, как Александр Алексеевич говорит, он остался один с курса.

В марте 1992 года он зарегистрировал здесь, в Пошехонском районе, фермерское хозяйство «Среднерусская пчела». Завел обширную пасеку. Занимались ею вместе с женой Людмилой. Собственно, из-за супруги, местной уроженки, и оказался Александр Пономарев в пошехонских краях.

Сам он, как говорит, родом вятский - из Кировской области, есть там, в лесных краях, поселок Шаболино. Местный народ служит на железной дороге да занимается лесозаготовкой и охотой. Последняя для многих здешних мужиков - не просто хобби, а работа, дело жизни. Вот и задумал Александр после школы поступать в Кирове в институт на один из немногих в стране охотоведческих факультетов. А вместо него оказался в Горьковском институте физкультуры.
Из института ушел в армию. Служил в Афганистане.

- В десантниках? - спрашиваю.
- Нет, в автобате - автомобильном батальоне.
- А ногу в Афгане потеряли? - Мой собеседник заметно прихрамывает, да я уже ранее слышал, что у Александра Пономарева на одной ноге протез, нога отнята выше колена.
- Разбился в автомобильной аварии, - скупо отвечает он.

Больше мы к этой теме не возвращаемся. Только про себя думаю, как нелегко ему было заниматься своим обширным хозяйством - не всякий и здоровый сдюжит.

Мед для домашнего употребления
Помимо пасеки, требующей ежедневного ухода, Александр Пономарев своими силами на своей земле выстроил дом аж в три этажа. Особенно поражает на первом этаже огромный камин, выложенный своими руками и весь украшенный - никогда таких не видел! - великолепными красочными изразцами из Норского. Рядом с домом выкопан большой пруд, как в старинных барских усадьбах, где, по словам хозяина, карасей немерено. За эти годы вырастили Пономаревы двоих детей - дочь Ольгу и старшего сына Николая, он родился у них еще в студенчестве, когда Александр учился в Тимирязевке. 30-летний Николай приезжает из Ярославля, помогает в хозяйстве родителям.

Была в эти годы у Пономарева и своя лесопилка - срубы точили.

В местных краях всегда существовала проблема с кадрами. И отчасти поэтому Александр Пономарев резко изменил специализацию своего крестьянского фермерского хозяйства. В последние годы он занялся откормом и выращиванием крупного рогатого скота на мясо, именно с его КФХ Пошехонский район начал делать в XXI веке первые шаги в мясном животноводстве. А от былой обширной пасеки остались лишь десять ульев - мед идет теперь чисто для домашнего употребления.

Породистые галловеи
Сейчас на 700 гектарах собственной земли плюс около 400 га в аренде пасется стадо в более чем 200 голов. А в дальних смелых планах - довести поголовье до тысячи животных. Началось же все по большому счету в 2015 году, когда КФХ Александра Пономарева получило грант от областного департамента АПК на развитие семейной фермы в 7 миллионов 770 тысяч рублей. На эти деньги глава хозяйства закупил первые 50 телок и нетелей галловейской породы, которую преимущественно выращивает и сейчас, а также технику для заготовки кормов - трактор, косилку, пресс-подборщик.

Своих чисто породистых галловеев, на каждое животное есть племенное свидетельство, он выращивает до 400-450 килограммов и к концу года сдает рыбинскому предпринимателю Александру Шпагину. Сдает сейчас по цене 130 рублей за 1 килограмм живого веса, что позволяет компенсировать затраты и иметь прибыль. У Шпагина есть, что немаловажно, убойный цех и свои торговые точки. Так что в определенной степени снимается лишняя головная боль из-за проблемы сбыта.

Но Пономарев хотел бы построить и открыть свой убойный цех. И в этом направлении немало сделано: уже готово помещение, фермер потратил на его строительство около миллиона рублей собственных средств, а нужно на все про все еще 2,5 миллиона. На одну экологическую экспертизу 300 тысяч - в общей сложности на всю документацию для открытия убойного цеха потребуется до полумиллиона рублей. Помимо этого цеха в хозяйстве уже действует сушилка с газогенератором на дровах, необходимая для просушки зерна.

Дел немерено
Животные у Пономарева круглый год пасутся в загонах под открытым небом. Но на зиму их перегоняют в зимний загон, где есть поилки и скважина и вода не замерзает даже в сильный мороз.

Дел у фермера каждый день немерено. Это только кажется, что запустил скотину в поля - и пасется она там бесхлопотно. Постоянно что-то случается. Вот и в наш приезд в одном из загонов быки порушили ограду и устремились в соседний, где телки паслись с другими быками - ревность, понимаешь. Пришлось возвращать их назад, чинить ограду.

Земли достались Пономареву заброшенные, зарастающие лесом. Каждый год он чистит эти поля, только в этом году больше 100 гектаров очистил, «выпилил», а всего ввел в оборот больше 500 гектаров. Субсидию же на ввод земли в оборот не получает: не хочу, говорит, с государством дел иметь.

Запущенные поля очистить (а без них не прокормить скотину) - труд тяжкий, а работать некому. По всему Пошехонскому району, увы, не найти работников, чтобы хотя бы 500 коров в хозяйстве держать. Даже если очень хорошую зарплату платить. Помимо зарплаты существенные расходы у Пономарева только на сено и, конечно, горючее. А вот на электричество, стоимость которого постоянно растет, почти не приходится тратиться.

Запал в душе

Неоднократно участвовал Александр Пономарев во всероссийских съездах Ассоциации крестьянских и фермерских хозяйств АККОР. Предлагал, например, нечто подобное программе возрождения Нечерноземья в 80-е годы прошлого века. Места у него в округе красивейшие, около десяти деревень заброшенных. И надо отдать их фермерам, чтоб в каждой жил, как на хуторе, своим хозяйством. В деревне, где соседи, фермеру жить и развиваться трудно: успешный хозяин мешает - вечные споры, ссоры.

И, конечно, сложно для фермера развиваться без кредитов. А получить их неимоверно трудно, почти нереально. Столько разных закорючек выставят. Нужно месяцами ничего не делать по хозяйству, а только бумажки да справки собирать. А потом опять собирать, потому что первые устарели. Вот один знакомый фермер из Угличского района просил у банка на посевную 3 миллиона рублей. В конце концов получил… 500 тысяч, и не в мае, а в августе, когда уже урожай пора убирать. А надо и кредиты, и дешевый лизинг давать, если есть у фермера своя земля, говорит Пономарев. Или имущество, техника, в конце концов стадо - для этого нужны годы, чтобы вырастить породистое.

- Мне говорят: да ты у соседа косилку возьмешь, скотину - за свои выдашь. И смех и грех, так ведь все документально оформлено, - объясняет он.

И о многом другом болит крестьянская душа. Что-то за эти годы для крестьянства было, конечно, сделано, но много проблем осталось, появились новые. Но, несмотря ни на что, остался запал, остался энтузиазм в душе и желание жить на пошехонской земле, которая стала для Александра Пономарева родной.
Made on
Tilda